Экспертное мнение почетного президента ассоциации "Ломбардия Крым" Андрея Никифорова о событиях в Крыму, Украине и Донбассе, об отношениях России и Турции, предвыборной кампании в США.

  • PDF

Nikiforov ufficiale1. По прошествии двух лет с момента воссоединения Крыма с Россией, как оценивает ситуацию обычный крымчанин  и как ее оценивает местное правительство? Есть ли большая разница в оценке обеих сторон?

Вами формулируется сложная измерительная задача. Особенно, что касается оценок правительства. Что думают простые люди, можно определить с помощью социологических методик, а вот о чём думает правительство и думает ли вообще… Это задачка из серии поиска чёрной кошки в тёмной             комнате, когда совершенно точно известно, что её там нет… Впрочем, это шутка (в которой только доля истины), на самом деле, особого разрыва в настроениях и оценках крымского правительства и крымского общества не замечается. И те, и другие настроены на непростую и небыструю, в плане достижения конечного результата, работу. Два года назад мы могли только предполагать, насколько непростая задача стоит перед нами, сколько трудностей будет нас подстерегать при переходе из одного государства в другое. Задача-то во многом беспрецедентная. А потому, после того, как схлынула послепобедная эйфория от того, что мы теперь в России, Крым втягивается в суровые будни. И, в принципе, мы все едины в том, чтобы делом доказать, что мы сделали 16 марта 2014 года осознанный и правильный выбор, проголосовав на референдуме за Россию. Здесь тоже заметной разницы между отношением общества и правительства не наблюдается. 

2. Крым и Турцию разделяет Черное море. В последнее время Турция была агрессивно настроена на Россию. Что Вы думаете по поводу поведения Эрдогана в отношении России и Европы. Считаете ли Вы, что Турция должна войти в Европейский Союз?

Как по мне, Турецкой республике в Европейском союзе не место. Впрочем, в этом объединении уже около государств, присутствие которых вредит Евросоюзу, разрушает его изнутри. И, похоже, таких государств в ближайшем времени станет больше, таковы, по крайней мере, тенденции расширительной политики Брюсселя. Однако угроза от пребывания этих членов в составе Европейского союза это, можно сказать, «медленная смерть». А вот принятие в его состав таких претендентов как Турция или Украина - это «быстрая смерть». По разным причинам, правда, но эти страны, в случае своего вступления в ЕС потребуют капитального переформатирования организации, на которое она не готова, да и не рассчитана.

Что касается обострения российско-турецких отношений, то такой               поворот не в интересах обоих государств. Кстати, сам этот факт заставляет искать третьего – того, кто заинтересован. И этот заинтересованный третий без труда обнаруживается… Досадно, что российско-турецкие отношения начали сворачиваться в тот момент, когда имелись все возможности их выхода на качественно более высокий уровень. Речь, прежде всего, о реализации проекта «Турецкий поток», который делал Турции. Европейским энергетическим хабом, и о сотрудничестве в деле модернизации крымской экономики. В обоих случаях турецкая сторона могла получить нечто более реальное и осязаемое, чем членство в Европейском союзе. Но, в итоге, как персонаж одной из сказок Пушкина, оказалась перед разбитым корытом.

Мне трудно судить, в каком качестве все эти события окрашены личностью турецкого лидера. Возможно, зная определённые стороны характера Эрдогана, его разыграли, как говориться, «в тёмную», возможно, он сам сорвался и потерял чувство политической реальности. А возможно всплывший сейчас на поверхность конфликтный потенциал изначально присущ отношениям России и Турции. Ведь в недалёком прошлом страны полтора десятка раз воевали между собой, а их союзы всегда носили скоротечный характер и довольно быстро распадались… При этом лично я готов сделать прогноз о скором крушении режима Эрдогана. Однако тот турецкий режим, который придёт ему на смену, будет более проамериканским, а, следовательно, ещё менее конструктивным по отношению к России и… к Европе.

3. В последние месяцы в европейских СМИ практически не говорят об Украине и Донбассе. Как обстоят дела с выполнением Украиной минских соглашений? Происходят военные действия на Донбассе в данный момент?

Нам, со стороны, кажется, что Европа устала от Украины: от неразберихи в её внутренней и внешней политике, от постоянных, заведомо невыполнимых, обещаний, от выпрашиваемой финансовой помощи и экономических преференций. Так ли это, лучше известно самим европейцам. Минские соглашения – одна из таких тем, которые порождают усталость. Дело в том, что подписывая этот документ, Украина брала на себя обязательства, которые не собиралась выполнять. Существует масса обстоятельств, в силу которых нынешнее украинское руководство не может себе позволить даже двигаться в направлении, указанном Минскими соглашениями, не говоря уже о том, чтобы выполнить их полностью. Имитировать такое движение – может, а вот идти – нет.

Может возникнуть вопрос: зачем же тогда представители Киева подпи сывали этот документ? Делалось это исключительно для того, чтобы хоть как-то сохраниться в качестве субъекта международных переговоров по Украине. И эта задача была выполнена: вместо того, чтобы Россия и ЕС договорились о судьбе Украины и направили в Киев своих доверенных лиц, которые жёстко контролировали бы выполнение этих соглашений, киевские узурпаторы могут участвовать во всем уже надоевшей дискуссии с мировым сообществом о выполнении Минских соглашений.

При этом у узурпаторов имеется инструмент, позволяющий Минского процесса и не начинать. Им для этого достаточно продолжать обстрелы мирных городов Донбасса. Что и происходит, не в таком интенсивном режиме, как полтора года назад, но регулярно. Ополченцы народных республик не могут не отвечать. А значит, есть все основания заявлять, что стартовое условие Минских соглашений – о прекращении огня – не выполняется. Виновной в этом удобнее всего делать всякий раз Россию (которая по Минским соглашениям не брала на себя никаких обязательств) и просить у Запада новых кредитов на содержание украинской армии, которые будут разворованы, как и предыдущие кредиты, выдававшиеся на эти же цели… Не сомневаюсь, что если этот порочный круг и будет разорван, то вовсе не с украинской стороны, которая чувствует себя в таких ситуациях в своей тарелке.

4. По Вашему мнению, если Дональд Трамп победит на президентских выборах, улучшатся ли отношения между Россией и США? Какой сценарий отношений будет при победе Клинтон? 

Я не думаю, что российско-американские отношения зависят от смены мебели в Белом доме. Кто бы там не победил, нет сомнений, что новый президент США будет действовать в интересах Соединённых Штатов. А их понимание зависит от того, как развиваются политические процессы в мире. Если американский правящий класс сочтёт возможным и в дальнейшем перемалывать ресурсы в борьбе за единоличную мировую гегемонию, политика Белого дома мало чем изменится по сравнению с нынешней. Если будет сделан вывод, что наступило время более изощрённой стратегии, мы можем увидеть всякого рода новации. Они в американской политике нередки. Достаточно вспомнить, как в 70-е годы прошлого века Вашингтон в своём соперничестве с Москвой пытался разыграть «китайскую карту». Совсем не удивлюсь, если в, скажем, 20-е годы века нынешнего он не попытается разыграть «российскую карту» в партии с Пекином… Ещё проще предположить некую новую Антанту или новые «Объединённые нации» с участием России и США в борьбе против международного террористического движения на подобие «Аль-Каиды» или ИГИЛ.

В целом же я продолжаю считать, что Москва ведёт борьбу не против Вашингтона, а за более достойный и равноправный партнёрский статус. А потому уровень конфронтации в рамках нынешнего российско-американского конфликта практически всецело зависит от Вашингтона.

И хотя, не скрою, мне более симпатичен Трамп, но я наблюдаю за президентской гонкой в Соединённых Штатах как футбольный болельщик, следящий за матчем, в котором его любимцы участия не принимают.

Официальный партнер

Sputnik IT Banner